Хороший, плохой, злой, или Когда ТОПы уводят дело

недобросовестный директор

Хороший, плохой, злой, или Когда ТОПы уводят дело

Иногда нам кажется, что российский бизнес живет по законам Дикого Запада, и как в знаменитом вестерне Серджио Леоне, совсем не понятно, кто из твоих партнеров какую роль играет – Хороший он, Плохой или Злой? Какой нанятый top-менеджер, с безупречной репутацией и отличными качествами, лояльный-прилояльный компании, будет тем самым – the Bad? Какой лакомый кусок бизнеса может быть выведен из дела, таким «плохим» top-менеджером, а ваш бывший партнер скажет – «прости, Коротышка…».

Такой кейс оказался в практике адвокатов Юридической фирмы VVCL. Владельцы бизнеса, небольшой производственной компании, занимавшейся разработкой, проектировкой и производством электронной начинки вендингового оборудования, назовем его ООО «R», со штатом из 50 человек, с клиентской базой и стабильными заказами, в один прекрасный момент обнаружили, что количество заказов резко сократилось. Большая часть опытных и востребованных сотрудников, в которых фирма «вкладывалась», как в основной актив, проводя обучения и тренинги, да что там, «корпоративные» сплавы по горным рекам неожиданно уволилась «по собственному желанию». А долгосрочные договоры аренды производственных помещений расторгнуты генеральным директором ООО «R» Ивановым, и в этих помещениях уже трудятся другие арендаторы.

Каково же было удивление участников, когда после небольшого опроса оставшихся сотрудников фирмы, они узнали – новая фирма, тот самый новый арендатор производственных помещений, это личный бизнес нашего top-манагера, где генеральный директор — «номинал» его жена и работники ООО «R» ушли именно к Иванову.

В настоящей статье мы расскажем, как нам удалось «разобраться» с нерадивым top-менеджером компании. Однако адвокатская тайна и этика поведения адвокатов Юридической фирмы VVCL не позволяет указывать сведения о своих доверителя, поэтому все имена и названия юридических лиц изменены, все совпадения случайны. Если же по какой-либо случайности, в данном примере вы узнали свой кейс и вы не являетесь нашим клиентом – примите наши искренние соболезнования.

По «понятиям» или по праву

Что делать если жизнь уже поставила вас перед фактом и ситуация с переводом бизнеса на подконтрольное генеральному директору лицо произошла?

В нашем конкретном случае (назовем его – Дело №Х) мы предложили собственникам бизнеса взыскать убытки с «плохого» директора Иванова, а именно расходы, которые ООО «R» должно было произвести для восстановления нарушенного права, а также упущенную выгоду, то есть неполученные Обществом доходы, которые оно получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы не неправомерные действия «плохого» топ-менеджера Иванова.

С таким требованием к генеральному директору (единоличному исполнительному органу), лицу входящему в состав коллегиального органа — члену совета директоров (или наблюдательного совета), члену правления, управляющей организация, чьи распоряжения были обязательны для общества, может обратиться как само общество, так и участник.

 Но как мы любим говорить – «Правильная защита решает исход спора». Доказывание убытков, это достаточно сложный процесс, а процесс доказывания убытков причиненных генеральным директором (ЕИО) обществу еще более требовательный, и здесь существует много «но».

«За market ответишь!»*

(* устойчивое деловое выражение из 90-х)

ЕИО общества, несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.

Однако при разрешении вопроса о взыскании убытков с генерального директора суд, устанавливая размер и основания ответственности генерального директора, принимает во внимание:

  • обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела;
  • добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей (достаточные ли меры принял ЕИО для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо);
  • надлежащее исполнение ЕИО публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством.

Бремя доказывания названных обстоятельств лежит на стороне, инициировавший иск об убытках к «плохому» генеральному директору.

Но и здесь есть «маленький» подводный камень. Директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.

Более того такой «плохой» директор, может рассказать суду относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков.

Таким примером для суда могут являться, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т.п.).

Но при этом директор не может быть голословным, а должен представить суду соответствующие доказательства.

В случае отказа «плохого» директора от дачи пояснений или их явной неполноты, суд сочтет такое поведение директора недобросовестным применительно к судебному процессу, и бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно может быть возложено судом на такого директора.

Право на нашей стороне. Что доказываем?

Как вы уже поняли, при доказывании убытков необходимо раскрыть два понятия:

  • недобросовестность действия (бездействия) директора;
  • неразумность действий (бездействия) директора.

На примере нашего Дела №Х мы покажем, что суд вкладываем в данные понятия, и как удалось доказать оба обязательных критерия.

Недобросовестность «плохого» директора суд посчитает доказанной, если:

1) директор действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;

Дело №Х:

В судебном процессе удалось доказать, что «плохой» генеральный директор одномоментно произвел досрочное расторжение договоров аренды наиболее ликвидного производственного помещения, в котором общество осуществляло свою деятельность. Организовал вывоз имущества ООО «R» из арендуемых помещений и передал их по актам арендодателю.

Фактически, выбытие из бизнес-процесса основного звена – производства, означало для общества остановку своей деятельности.

Заинтересованность Иванова в расторжении договоров смогли доказать, поскольку указанные помещения он намеревался использовать в собственных целях и для осуществления предпринимательской деятельности аффилированного юридического лица, зарегистрированного на близкого родственника.

Оценив совокупность представленных фактов, суд указал, что Иванов действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами его аффилированного лица) и интересами возглавляемого ООО «R».

2) директор скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;

Дело №Х:

В нашем деле суд установил, что Иванов скрыл от участников общества информацию о подписании соглашений о расторжении долгосрочных договоров аренды.

3) директор совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;

4) директор после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;

5) директор знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.).

Дело №Х:

Адвокатами Юридической фирмы VVCL была инициирована аудиторская проверка результаты которой были отражены в рамках арбитражного процесса. Заключение независимого аудитора показало недобросовестность действий Иванова.

Аудитор установил, что принятое директором решение о расторжении договоров привело фактически к параличу деятельности общества (срыв нескольких контрактов на поставку продукции, изготавливаемой обществом, существенное снижение финансовых показателей общества).

Аналогичная недобросовестность ответчика установлена и при массовом подписании заявлений работников об увольнении. В результате опросов адвокатами работников общества (письменные объяснения приобщены к материалам дела) установлено — увольнение было спровоцировано директором. По указанию директора до работников доведена заведомо недостоверная информация: о прекращении деятельности компании, в связи с существенными долговыми обязательствами; и о необходимости «перевестись» через увольнение в новую фирму, аффилированную с директором.

Суд однозначно посчитал, что директор знал (должен был знать) о том, что его действия не отвечают интересам юридического лица, крайне невыгодны для общества.

Неразумность действий (бездействия) «плохого» директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;

Дело №Х:

Совокупность фактов свидетельствовала, что расторжение договоров аренды привело к неминуемому срыву производственного процесса, об этапах которого в силу своих профессиональных обязанностей не мог не знать генеральный директор.

2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;

Дело №Х:

Совместно с привлеченными специалистами HR-агентства, было подготовлено заключение (в последствии заключение приобщено к материалам судебного дела) о недобросовестных действиях директора при массовом увольнении сотрудников. В рамках заключения была дана оценка нетиповому, недобросовестному поведению директора.

В частности, HR-специалисты выявили функциональные профили уволенных сотрудников, с указанием степени востребованности сотрудников на производстве. После чего были представлены доказательства ряд методологических ошибок директора при массовом увольнении (ни один из опрошенных сотрудников не подтвердил фактов собеседования директора с увольняющимися работниками на предмет причин и условий увольнения).

3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.)

Дело №Х:

В рамках дела, суду был представлен регламент, утвержденный в ООО «R», о порядке согласования процедуры увольнения работников и расчета выходных пособий. Ни одно увольнение сотрудников не было оформлено с учетом данного регламента. Видимо «плохой» директор так спешил перевести работников на подконтрольную фирму, что просто забыл о таком локальном акте общества.

Итоги Дела №Х

Cуд посчитал доказанным и обоснованным размер упущенной выгоды ООО «R», произведенный истцами (участниками общества) и подтвержденной документально данными бухгалтерского учета среднемесячной прибыли, полученной за 12 месяцев отчетного года предшествующего недобросовестным действиям «плохого» директора, с учетом сумм выручки от продаж, прочих доходов, сумм себестоимости продаж, коммерческих расходов, прочих расходов.

С «плохого» директора удалось взыскать – свыше 15 млн. рублей. Более того, участникам ООО «R» удалось восстановить «status quo» производственного процесса и кадрового обеспечения компании.

В начале нашей статьи мы немного иронизировали на тему соболезнований владельцам бизнеса пострадавших от «плохого» директора. Возможно вы упрекнете нас – «Вы не дали консультаций, как избежать такого недобросовестного поведения со стороны top-менеджмента?»

Вот несколько рекомендаций Юридической фирмы «VVCL» которые помогут Вам:

  1. Не забывайте – ВЫ участник общества. Реализуйте свои права на 120%. О самых главных правах участника читайте нашу статью  о самых важных правах участников ООО.
  1. Не экономьте на разработке внутренней локальной документации общества. Да, «заморачиваться» над очередным регламентом приема и увольнения сотрудника сложно, а передавать сторонним юристам затратно. Поверьте, хорошо подготовленная внутренняя документация сэкономит не мало сил и средств. Наши корпоративные адвокаты вам в помощь!
  1. Если в компании есть ключевые бизнес-процессы, не смущайтесь контроль таких действий отнести к компетенции общего собрания участников общества. Укажите такие компетенции в уставе компании.
  1. Никогда не забывайте о внешнем правовом аудите. Юрист-«инхаус» может сознательно не видеть проблемы, либо не обращать на нее внимание из-за загруженности типовыми хозяйственными вопросами. Даже если вы интегрированы в процесс управления обществом «на всю катушку», сторонний аудитор всегда укажет на проблемы, которые вы не увидели «замыленным» глазом.
  1. Не пренебрегайте ревизиями. Создайте ревизионную комиссию по принципу коллегиального совета директоров с привлечением независимых ревизоров. Установите обязательное условие о полугодовой ревизии или даже ежеквартальной ревизии.
  1. Делайте! У вас все получится! )

© VVCL

Оставить комментарий

*

Комментариев нет