Банкротство: уйти от налогов не получится

уход от налогов банкротство

Банкротство: уйти от налогов не получится

«Банкротство — это когда деньги перекладываются из кармана пиджака в брюки, а пиджак достается кредитору». Эту фразу можно не раз услышать от кредиторов, столкнувшихся с процедурой банкротства.

Да, нельзя не согласиться с этой яркой аллегорией. И мы бы даже добавили, что профессионалы-банкротчики в некоторых случаях оставляют кредитору только пуговицы с этого пиджака.

Но процедура банкротства длинная и затратная. При этом тем самым «пиджаком» и деньгами в кармане брюк хочется пользоваться уже сейчас. А платить по долгам предприятия, особенно если эти долги перед бюджетом, – совсем не хочется.

Сформировалась обширная предпринимательская практика, при которой владельцы бизнесов, имеющих долги перед налоговой (либо ожидающих их появление), создают новое юридическое лицо – «брата близнеца» с одними и теми же видами деятельности, теми же контрагентами, тем же штатом работников, тем же информационным интернет-сайтом, а главное и теми же основными средствами производства.

И вот уже налоговый инспектор смотрит на общество должника — «опустошенного» старшего брата, тогда как неожиданно разбогатевший активами младший брат вовсю продолжает успешную коммерческую деятельность.

Но налоговая – это непростой кредитор. И вот почему.

«Нет!» топорным схемам ухода от налоговых обязательств

Игнорировать оплату налоговой задолженности ни банкроту, ни даже уже ликвидированному лицу, в такой ситуации не получится!

Федеральным законом от 30.11.2016 № 401-ФЗ внесены изменения в пп. 2 п. 2 ст. 45 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ) о взыскании задолженности в бюджет с основных и (или) зависимых с проверяемым налогоплательщиком лиц.

Данной нормой установлены случаи взыскания в судебном порядке сумм налоговой задолженности, числящейся более трех месяцев, с иного лица (зависимого и (или) основного по отношению к налогоплательщику), в пользу которого отчуждено принадлежащее налогоплательщику (основному и (или) зависимому по отношению к иному лицу) имущество, за счет которого должна быть исполнена обязанность по уплате налога.

С 30.11.2016 взыскание задолженности по налогам осуществляется с лиц, признанных судом иным образом зависимыми с налогоплательщиком, за которым числится недоимка. В качестве таких лиц могут выступать лица, указанные в статье 11 НК РФ: организации, индивидуальные предприниматели и физические лица.

Анализируй это

19 декабря 2016 года ФНС России выпустила письмо № СА-4-7/24347@ с обзором арбитражной практики по вопросу реализации налоговыми органами обязанности взыскать налоговую задолженность с использованием механизма вышеназванной нормы НК РФ.

Проанализировав обзор решений арбитражных судов по заявленным налоговыми органами судебным требованиям о взыскании с таких «зависимых» (именно в понимании налогового законодательства) обществ, можно прийти к следующим выводам.

Суд взыщет налоговую недоимку одного общества с его «брата близнеца» если налоговым органом будет доказана совокупность обстоятельств, с которыми связано право налогового органа обратиться в суд с иском о взыскании задолженности с основных и (или) зависимых с налогоплательщиком обществ:

  • задолженность образовалась по итогам проведенной проверки;
  • задолженность должна числиться за налогоплательщиком более трех месяцев;
  • зависимость установлена в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации, либо (с учетом собранных налоговыми и правоохранительными органами доказательств) организации могут быть признаны судом иным образом зависимыми при рассмотрении иска налогового органа о взыскании задолженности в порядке пп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ. При этом право суда признать лиц взаимозависимыми по иным, не предусмотренным законодательством, основаниям вытекает из принципа самостоятельности судебной власти;
  • перезаключение зависимым лицом договоров с контрагентами неплательщика (включая случаи одновременного прекращения договорных отношений самого налогоплательщика с указанными контрагентами);
  • зависимое с обществом лицо получает выручку либо иное имущество, которое принадлежит налогоплательщику. Правовое значение имеет не только факт перевода выручки, но и основания ее поступления на расчетный счет зависимого с налогоплательщиком лица. Для целей применения судебного взыскания задолженности (пп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ) неважно была ли передача имущества возмездной или безвозмездной;
  • тождественность у налогоплательщика и зависимого лица фактических адресов, контактных телефонных номеров, информационных сайтов, видов деятельности;
  • переход сотрудников от налогоплательщика к зависимому лицу;
  • иные обстоятельства, которые могут быть признаны судом существенными.

Арбитражная практика по теме

Показательным примером является судебное дело налоговой инспекция против ООО «СУ-91 Инжстройсеть» (№ А40-153792/14).

Суд в решении от 29.12.2014, руководствуясь положениями статьи 20, подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ и установив факт взаимозависимости и аффилированности Обществ, направленность действий налогоплательщика на перевод активов, персонала, пришел к выводу, что Инспекцией доказана совокупность условий, при которых взыскание налоговой задолженности производится с зависимого лица, получившего от должника весь бизнес, включая основные активы и рабочий персонал. В связи с чем, суд взыскал с ответчика сумму задолженности должника в пределах сумм, поступивших на расчетный счет Общества после окончания выездной налоговой проверки. Решение суда первой инстанции оставлено без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанции.

Предпосылками к удовлетворению требований налоговой инспекции послужила выявленная налоговой инспекцией недоимка по НДФЛ у ЗАО «СУ-91 Инжспецстрой».

Обращаясь в суд с заявлением, Инспекция указывала, что пытаясь уйти от налогов ЗАО «СУ-91 Инжспецстрой» воспользовалось иным юридическим лицом — ООО «СУ-91 Инжстройсеть» (ответчик) — и осуществило фактический перевод всей осуществляемой деятельности на указанное Общество. В подтверждение данного вывода налоговая ссылалась на следующие обстоятельства:

  • ответчик и ЗАО «СУ-91 Инжспецстрой» имеют общего учредителя;
  • генеральный директор ЗАО «СУ-91 Инжспецстрой» с февраля 2013 года является генеральным директором ответчика;
  • адрес государственной регистрации ответчика совпадает с адресом фактического местонахождения налогоплательщика;
  • организации имеют один общий информационный сайт в сети интернет и общий номер телефона;
  • установлен переход сотрудников из ЗАО «СУ-91 Инжспецстрой» к ответчику;
  • плательщиком налогов переведен долг по договору лизинга оборудования на ответчика;
  • ответчик в продолжение финансово-хозяйственной деятельности Общества заключает договоры с его контрагентами;
  • выручка по договорам Общества поступает от его контрагентов на счет ответчика.

Аналогичные обстоятельства были установлены судами в рамках рассмотрения судебного дела против ООО «Трест Строймеханизация» (№ А12-14630/2014).

В данном деле ответчик ООО «Трест Строймеханизация» является тем самым младшим братом «близнецом» Общества (далее – «налогоплательщик») у которого налоговым органом была выявлена задолженность.

Руководствуясь пп. 2 п. 2 статьи 45, статьей 105.1 НК РФ, суды пришли к выводу о наличии у ООО «Трест Строймеханизация» обязанности по погашению задолженности.

Суд установил, что незадолго до начала проведения выездной проверки было создано новое юридическое лицо — Общество с аналогичным наименованием («брат близнец»):

  • с  теми же видами деятельности;
  • с тем же информационным интернет-сайтом, на котором были размещены сведения о годовом обороте и годовом объеме строительно-монтажных работ начиная с 2007 года, то есть еще до создания Общества, при том, что эта информация полностью соответствует сведениям налогоплательщика, в том числе об объектах строительства, осуществляемых налогоплательщиком, и о привлеченных налогоплательщиком субподрядчиках;
  • штат сотрудников налогоплательщика переведен в штат Общества – младшего брата, которое представило сведения о доходах физических лиц — сотрудников организации — за период, когда данные сотрудники состояли в штате налогоплательщика, а сам налогоплательщик сведения о НДФЛ за этот период не представлял.

Анализ движения денежных средств по расчетным счетам этих организаций свидетельствует о перечислении Обществом денежных средств в счет оплаты по договорам строительства объектов налогоплательщика, а выручка налогоплательщика за строительство определенных объектов поступает на счет Общества, которое не участвовало и не могло участвовать в строительстве, так как еще не существовало.

Суды установили, что руководителями Общества и налогоплательщика, а также главным инженером, относящимся к руководящему составу должностей, являлись посменно одни и те же лица, учитывая, что Общество фактически продолжало работать по договорам и контрактам налогоплательщика.

Механизмы доказывания

Помимо изучения первичных документов, выписок о движении денежных средств по счетам как «братьев близнецов», так и взаимозависимых лиц, налоговой изучаются письма ответчика и неплательщика, которые могут свидетельствовать об умышленном выводе средств, необходимых для погашения налоговой задолженности.

Более того в своем письме, ФНС предлагает налоговым инспекциям использовать передовой опыт томских налоговиков.

Так, в судебном деле томской налоговой инспекции против ООО «АВС «Томск Авиа» (№ А67-5451/2015) налоговики использовали механизмы уголовного дела.

Уголовное дело возбужденного по факту сокрытия руководством ООО «Авиакомпания «Томск Авиа» денежных средств организации, за счет которых должно производиться взыскание обязательных платежей, в крупном размере по признакам преступления, предусмотренного статьей 199.2 Уголовного кодекса РФ.

В ходе разбирательства в арбитраже были представлены результаты экспертизы, проведенной на основании выписок движения денежных средств на расчетных счетах ООО «АВС «Томск Авиа» в банках в рамках уголовного дела.  Экспертизой была установлена сумма денежных средств, перечисленных с расчетных счетов ООО «АВС «Томск Авиа» в пользу различных получателей на основании распорядительных писем, подписанных должностными лицами ООО «Авиакомпания «Томск Авиа». Также были представлены протоколы допросов должностных лиц организаций, договоров, распорядительных писем, экспертизы счетов в банках.

Тем самым было установлена хронология реализации схемы, при которой ООО «АВС «Томск Авиа» (агент – ответчик) полученные в рамках агентского договора с перевозчиком ООО «Авиакомпания «Томск Авиа» за продажу авиабилетов и других услуг перевозчика денежные средства переводил по письменным указаниям перевозчика, уже после того как к последнему появились налоговые требования, что и послужило основанием взыскания с агента в пользу бюджета недоимок и штрафных санкций.

Когда требования налоговой уже в реестре

Признание банкротом налогоплательщика-должника не может влиять на применение подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ в отношении зависимого и/или основного Общества налогоплательщика-должника.

Прецедентным в данном случае, по мнению ФНС России, является дело уральских налоговиков против ООО «Мостбаза» (дело № А60-11984/2015).

Арбитражным судом Уральского округа в постановлении от 03.02.2016 по делу ООО «Мостбаза» был рассмотрен вопрос о правомерности взыскания с зависимого с налогоплательщиком лица суммы задолженности, которая полностью включена в реестр требований кредиторов в деле о банкротстве налогоплательщика-должника.

Довод налогоплательщика о том, что удовлетворение требований Инспекции путем взыскания задолженности с зависимого с ЗАО «Мостинжстрой» лица (ООО «Мостбаза») повлечет преимущественное удовлетворение требований кредитора и ущемления прав иных кредиторов ЗАО «Мостинжстрой» в нарушение пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве, был признан судом необоснованным. В соответствии с положениями статей 1, 2 Закона о банкротстве объявление должника банкротом не является отдельной процедурой взыскания, а устанавливает статус должника, как лица, неспособного рассчитаться по своим обязательствам. В связи с чем суд пришел к выводу, что взыскание сумм задолженности с взаимозависимого лица в порядке подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ в случае признания банкротом налогоплательщика-должника не противоречит положениям Закона о банкротстве, даже если сумма задолженности полностью включена в реестр требований кредиторов в деле о банкротстве налогоплательщика-должника.

Иная зависимость

Самым необычным, с нашей точки зрения, является судебный прецедент, изложенный в определении Верховного Суда РФ от 16.09.2016 № 305-КГ16-6003 по делу № А40-77894/15.

Защищая свою позицию, налогоплательщик (ООО «Интеркрос Опт») утверждал о своей полной самостоятельности как субъекта финансово-хозяйственной деятельности. Утверждая, что в его случае имело не разделение бизнеса на двух зависимых лиц, а приобретение бизнеса самостоятельным юридическим лицом (ООО «Интерос»). А, следовательно, применение к спорным правоотношениям положений статьи 105.1 НК РФ невозможно.

Верховный Суд РФ исходил из того, что используемое в пункте 2 статьи 45 НК РФ понятие «иной зависимости» между налогоплательщиком и лицом, к которому предъявлено требование о взыскании налоговой задолженности, имеет самостоятельное значение и должно толковаться с учетом цели данной нормы — противодействие избежанию налогообложения в тех исключительных случаях, когда действия налогоплательщика и других лиц носят согласованный (зависимый друг от друга) характер и приводят к невозможности исполнения обязанности по уплате налогов их плательщиком, в том числе при отсутствии взаимозависимости, предусмотренной статьей 105.1 НК РФ.

Суд пришел к выводу, что в случае, когда поведение Обществ объективно носит зависимый друг от друга характер, отсутствие признаков субъективной зависимости между данными организациями, в том числе, по указанным в пункте 2 статьи 105.1 НК РФ критериям участия в капитале и (или) осуществления руководства деятельностью юридического лица, не исключает возможность применения пункта 2 статьи 45 НК РФ.

И опять Верховным Судом были приняты во внимание следующие обстоятельства:

  • создание Общества «Интерос» незадолго до окончания налоговой проверки;
  • тождественность контактных телефонов и информации на Интернет-сайтах данных организаций;
  • переход сотрудников из одной организации в другую;
  • продолжение взаимодействия работников с контрагентами налогоплательщика от имени вновь созданной организации;
  • поступление выручки налогоплательщика на счет зависимого лица;
  • передача бизнеса носила безвозмездный характер;
  • передача бизнеса путем перечисления денежных средств физическому лицу, являющемуся единственным участником Общества «Интеркрос Опт», при том, что им не производилось отчуждение доли в уставном капитале налогоплательщика, не имела разумных экономических причин.

Возникает резонный вопрос:

Приобретение права на получение доходов от деятельности общества, обязывает меня платить по налоговым долгам этого общества?

Не совсем так. Анализ судебной практики, показывает, что передача права на получение доходов от деятельности налогоплательщика другому лицу не является достаточным основанием для взыскания налоговой задолженности с этого лица.

В каждом конкретном случае суду необходимо устанавливать, а налоговому органу доказывать:

  • отличались ли условия и обстоятельства передачи бизнеса от тех, которые обычно имеют место при взаимодействии независимых друг от друга участников гражданского оборота, преследующих цели делового характера;
  • позволяют ли обстоятельства совершения сделок прийти к выводу об искусственном характере передачи бизнеса, совершении этих действий в целях перевода той имущественной базы, за счет которой должна была быть исполнена обязанность по уплате обязательных платежей.

Правильная защита решает судьбу спора

Налоговому органу будет отказано в случае отсутствия с его стороны надлежащей доказательственной базы.

По вопросам судебной защиты по налоговым и банкротным спорам можно получить скайп-консультацию.

Анализ судебной практики показал, что обстоятельства, с которыми суды связывают отказ в удовлетворении заявленных требований налогового органа, заключаются в следующем:

  • лица не являются взаимозависимыми по гражданскому законодательству, а налоговым органом не представлены доказательства иной зависимости данных лиц;
  • отсутствуют доказательства намеренного уклонения от уплаты налогов;
  • отсутствуют доказательства целенаправленного перевода выручки на счета лиц, которые могут быть признаны зависимыми;
  • отсутствуют доказательства того, что налогоплательщик не имеет возможность самостоятельно погасить образовавшуюся задолженность.

Всё изложенное выше в очередной раз показывает, что попытки уйти от налоговых обязательств наказуемы. Как налоговая оптимизация, так и сопровождение банкротных процедур должно быть предметом работы профессионалов – в области налогового консалтинга и консалтинга в сфере банкротства.

© VVCL

Поделиться:

Оставить комментарий

*

Комментариев нет