Startuper must know, или Начинающему бизнесмену на заметку

стартап

Startuper must know, или Начинающему бизнесмену на заметку

Не так давно я познакомился с выпускниками Томского государственного университета систем управления и радиоэлектроники. С горящими глазами и непонятной мне, юристу, речью, эти два сибирских покорителя вселенной под названием «интернет» рассказывали о перспективах облачных интерфейсов с умными шаблонами документов, которые имеют функцию автоматического оформления. Говорили о том, что их проект получил фидбэк экспертов  Startup Tour в Сколково, и теперь необходимо определить новый вектор развития продукта, обличив стартап в некую модель систематического извлечения прибыли.

При этом помощь юристов в этом сложном процессе «систематического извлечения прибыли» господа стартаперы со свойственной им рациональностью, ибо переговоры и лишнее общение по телефону отнимают много дорогого времени, определили в коротком письме мессенджера – «Нам нужна фирма».

Детали создания некой корпорации IT-интеллектуалов были описаны еще с большей простотой, и даже дружеской нежностью, в стиле журналов «Биография» — «Мы дружим со школьной скамьи, вместе поступали в универ, вместе разрабатывали код. Пусть будет 50 на 50».

На этом этапе пришлось устроить небольшую онлайн конференцию и рассказать молодым стартаперам несколько страшилок о корпоративном управлении.

Страшилки для молодого стартапера

В корпоративной практике адвокатов Юридической фирмы VVCL сейчас имеется несколько кейсов компаний с соотношением долей участников «fifty-fifty».

Зададимся вопросом, какие негативнее процессы происходят с компанией, если учредители распределили уставный капитал в соотношении 50% на 50%? Ровным счетом никаких, пока каждый в корпорации занимается своим направлением и делает все для построения светлого будущего компании. Но как только в компании друзей-участников появляются разные мнения по поводу стратегии построения этого будущего, так скоро появляется недопонимание сторон. Возникают взаимные претензии к управлению. Ни одна из сторон корпоративного процесса не пропускает управленческие решения другой. И набирающий обороты поезд систематического извлечения прибыли заходит в тупик.

Shit happens, или дедлок случается

Тупик в управлении корпорацией, или так называемый «deadlock» – многократно упоминался в концепции развития гражданского законодательства и до определенного момента предпринимались попытки решить проблему патовых ситуаций в рамках корпоративного права различными способами.

Примитивный способ разрешения проблемы дедлока в управлении – разделить бизнес. Но процесс разделения бизнеса это тоже некий момент договоренностей, а к моменту дедлока градус конфронтации становится критическим. И тогда каждый участник «конфликта» на манер птенца кукушки, пытается выбросить своего оппонента из гнезда.

«I’m CEO…B**ch»

В арбитражной практике можно найти множество дел, где рассматривались взаимные претензии участников – владельцев 50% доли, каждый из которых пытается решить проблему дедлока путем исключения другого участника из корпорации. Один из таких кейсов был рассмотрен Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ в 2014 году.

В определении суда указывалось, что в обществе, где имеется два участника с равным количеством долей, нормальной деятельности препятствуют равнозначные взаимные претензии. Участники утрачивают единую цель.

По мнению коллегии, когда уровень недоверия между участниками достигает критического предела, нельзя признать позицию ни одного из них заведомо неправомерной. Следовательно, данный спор не может решаться в судебном порядке путем исключения какого-либо участника. Лишь сами совладельцы бизнеса должны принять одно из двух решений: либо один выходит из общества, либо общее собрание начинает процедуру ликвидации.

Изложенное толкование сняло с учредителей угрозу произвольного исключения из общества, но не дало ответа на вопрос: как же действовать участникам, если каждый хочет остаться при своей доле и быть боссом, а за ликвидацию готов проголосовать только один из них?

Казнить нельзя помиловать

Прояснил ситуацию Пленум Верховного Суда РФ. В своем Постановлении № 25 от 23 июня 2015 года он перечислил условия, при которых общество может быть ликвидировано по иску участника.

В Постановлении приводятся два примера deadlock’a:

  • некоторые участники общества уклоняются от участия в нем, что делает невозможным принятие решений в связи с отсутствием кворума, в частности для формирования органов управления; как следствие — становится невозможным достижение целей, ради которых создано юридическое лицо;
  • длительный корпоративный конфликт, сопровождаемый существенными злоупотреблениями со стороны всех участников, что значительно затруднило деятельность общества.

Далее Пленум подчеркнул, что принудительная ликвидация есть мера крайняя, применяемая в тех случаях, когда другие правовые механизмы разрешения конфликта не помогают.

Итак, вы достигли определенного уровня, прошли точку безубыточности и почувствовали, что вчерашний стартап – это сформировавшееся предприятие, приносящее прибыль, и тут вам предлагают принудительно ликвидировать бизнес либо оставаться в неконтролируемом формате.

Практика показывает, что типичным исходом «тупиковых» корпоративных конфликтов становится фактическое прекращение бизнес-процессов в компании при том, что de jure юридическое лицо продолжает существовать. Применить к своему детищу высшую меру и ликвидировать решаются не все.

«Marriage contract»

Анализ дошедших до суда споров показал, что тупики в управлении, как правило, это результат незнания своих прав и недальновидности бизнес-партнеров. Последних можно сравнить с молодоженами, которые беспечно игнорируют «брачный контракт», рассчитывая, что размолвок и конфликтов удастся избежать.

Возможно, такое игнорирование «брачного контракта», а применительно к теме бизнес-партнерства такой контракт принято называть — корпоративным договором, было вызвано отсутствием в российском корпоративном праве такого инструмента. Положения о корпоративном договоре являлись новеллой, введенной в Гражданский кодекс РФ в 2014 году (статья 67.2).

Что же такое брачный договор для бизнеса?

Подписывая соглашение, участники (все или часть) договариваются об определенных действиях по реализации своих корпоративных прав. Перечень «договоренностей» носит открытый характер. Однако закон устанавливает прямой запрет диктовать органу общества свою волю участникам корпорации (CEO или совет директоров не может заставить участника соглашения принимать нужное ему решение). Также нельзя установить договором формирование органов управления в определенном составе.

Тренды

Формат корпоративного договора позволяет более подробно, чем в уставе, определить порядок формирования органов общества (количество директоров, представляющих интересы тех или иных участников (или группы), количество «независимых» директоров).

Он предоставляет миноритарным акционерам возможность выступить «единым фронтом» по тем или иным вопросам управления обществом.

Кроме того, стороны могут предусмотреть в корпоративном договоре положения, регулирующие порядок приобретения и отчуждения пакета акций (долей) (в каких ситуациях акционеры/участники могут продать свою долю, в каких должны от этого воздержаться), увеличения уставного капитала и т.п.

В рамках рассматриваемого вопроса deadlock’a корпоративный договор предоставляет возможность выхода из «патовых» ситуаций.

Russian roulette

Интеграция российского бизнес-сообщества в мировую экономику, создание транснациональных корпораций с русским элементом привели к некоторой правовой ассимиляции и использованию в российском корпоративном соглашении примеров зарубежной практики Shareholders Agreements (cоглашений акционеров).

Закрепленные в английском праве о соглашении акционеров варианты разрешений дедлоков в управлении компанией были заимствованы российской правовой концепцией корпоративного управления.

В английском праве стандартно применяют следующие способы разрешения дедлоков:

«Черная метка» (black spot) – некий метод взаимного сдерживания, где одна сторона-инициатор направляет принимающему акционеру (участнику) уведомление о возникновении неразрешимых противоречий. После этого стороны привлекают независимого эксперта для оценки рыночной стоимости пакета акций (доли) каждого из акционеров (участников). Следующим этапом сторона-инициатор будет обязана по своему выбору совершить одно из указанных действий:

  • выкупить пакет акций (доли) принимающего акционера по цене, превышающей рыночную стоимость на сумму, установленную сторонами корпоративного договора;
  • продать собственные акции (долю) принимающему акционеру по цене, ниже определенной оценкой.

И в первом, и во втором случае стороны корпоративного договора, при его подписании должны установить точки min и max продажи и покупки пакета акций (долей) в процентном соотношении к произведенной в будущем оценке.

«Русская рулетка» (russian roulette) – с наступлением дедлока сторона-инициатор делает оферту о выкупе акций (доли) оппонента с указанием цены, срока и иных условий. «Полюсный контрагент» вправе акцептовать предложение и продать свой пакет акций (долю), либо выкупить пакет акций стороны-инициатора на тех же условиях и по той же цене.

«Техасская перестрелка» (texas shoot-out) – процедура разрешения дедлока, где каждая из сторон корпоративного соглашения направляет независимому эксперту «медиатору» оферту (предложение о выкупе) на покупку пакета акций (доли) оппонента. Медиатор одновременно «вскрывает карты» — выигрывает заявка с наибольшей ценой. Сторона, подавшая такую заявку, обязано купить, а другая сторона – продать свои акции по указанной цене.

«Голландский аукцион» (dutch auction) – стороны дедлока направляют независимому эксперту — «медиатору» оферту с указанием цены, за которую они готовы продать свою долю в компании. После этого «медиатор» объявляет в присутствии сторон содержание предложений. Акционер, предложивший большую цену, получает право выкупить долю «полюсного контрагента» по цене, указанной в его оферте.

«Беседа у камелька» (fireside chats) – этот способ предлагает заранее определить независимого посредника «медиатора», в «беседе» с которым стороны конфликта приходят к взаимному решению дедлока. Такой способ в России часто именуют «медиацией».

P.S.

И пусть говорят – «бизнес есть только бизнес, ничего личного, только бизнес». Мы не предлагаем пытаться опровергнуть эту формулу. Мы предлагаем решить все корпоративные вопросы «на берегу».

© VVCL

Оставить комментарий

*

Комментариев нет