Приговор для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам в арбитражном суде

Приговор для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам в арбитражном суде

Спор субъектов предпринимательской деятельности может перейти не только в арбитражно-правовую, но и в уголовно-правовую плоскость. Не редко с уголовным процессом у одной из сторон связаны последние надежды на восстановление справедливости.

При этом поскольку к моменту вступления в силу обвинительного приговора суда арбитражное судопроизводство может уже окончиться и не в пользу заинтересованного лица, пересмотр судебного акта арбитражного суда следует осуществлять в порядке главы 37 АПК РФ.

В силу части 1 статьи 310 АПК РФ вступившие в законную силу решение, определение, принятые арбитражным судом первой инстанции, пересматриваются по новым или вновь открывшимся обстоятельствам судом, принявшим эти решение, определение.

Пункты 2 и 3 части 1 статьи 311 АПК РФ прямо указывают на приговор суда как на источник вновь открывшихся обстоятельств. Однако данные нормы увязаны со случаями, когда в уголовном судопроизводстве установлены факты совершения преступления непосредственно в рамках арбитражного разбирательства, по итогам которого был принят пересматриваемый судебный акт:

  • фальсификация доказательств, или заведомо ложное заключение эксперта, или заведомо ложные показания свидетеля, или заведомо неправильный перевод, которые повлекли за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу;
  • преступные деяния лица, участвующего в деле, или его представителя либо преступные деяния судьи, совершенные при рассмотрении данного дела.

Однако этим значение приговора суда общей юрисдикции для пересмотра судебных актов арбитражных судов по вновь открывшимся обстоятельствам не ограничивается.

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 311 АПК РФ к вновь открывшимся обстоятельствам, в частности, относятся существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю.

Под действие данной нормы подпадают, например, такие ситуации, когда уже после вступления в силу решения арбитражного суда вступает в силу приговор суда общей юрисдикции, устанавливающий существенные для рассмотренного арбитражного дела обстоятельства. Эти обстоятельства, в отличие от пунктов 2 и 3 части статьи 311 АПК РФ, касаются не преступных деяний в отношении отправления правосудия в арбитражном суде, а преступлений, связанных непосредственно с существом рассмотренного в арбитражном суде спора.

В то же время сам по себе приговор не является вновь открывшимся обстоятельством. Вновь открывшиеся обстоятельства – то новое, что установлено приговором.

Уголовно-процессуальные документы, связанные со следственными действиями, например, протоколы допроса, в отсутствие вступившего в силу приговора суда не могут служить вновь открывшимися обстоятельствами.

Практика пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в силу решений арбитражных судов со ссылкой на приговор суда общей юрисдикции имеется. При этом положительная практика связана, в частности, с установленными приговорами фактами подделки документов об отчуждении имущества в рамках уголовных дел о хищениях.

Одновременно с этим практика обоснованно показывает, что при пересмотре решений по делам об оспаривании сделок важно установить, как преступное деяние повлияло на волеизъявление сторон, являлось ли совершение сделки для всех ее сторон составляющей совершенного ими преступного деяния (смотрите ниже пример 3).

Пример 1. Арбитражное дело № А40-33680/08-53-305

Истец обратился с заявлением о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам. В обоснование своего заявления ссылался на приговор Савеловского районного суда г. Москвы от 08.02.2010 года по делу № 1-8/10, заключение эксперта № 8473, 8474 от 24.12.2009 года, заключение эксперта № 8505 от 11.01.2010 года, подтверждающие факт выбытия объектов недвижимости из владения истца незаконным путем. Приговором был установлен факт совершения преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 4 УК РФ (мошенничество, совершенное организованной группой или в особо крупном размере).

Из приговора следовало, что истцу не было известно о существовании каких-либо заключенных от его имени договоров купли-продажи нежилых помещений; о выдаче доверенности на имя Д. на представление интересов истца в суде, а также о подаче самого искового заявления в арбитражный суд. Эти обстоятельства ФАС Московского округа посчитал существенными для дела юридическими фактами, которые существовали на момент принятия решения суда первой инстанции, но не были предметом исследования суда первой инстанции.

Решение суда было отменено в связи с этими вновь открывшимися обстоятельствами.

Пример 2. Арбитражное дело № А46-24-277/2003

ООО «ГРАТ» обратилось с заявлением о пересмотре вынесенного кассационной инстанцией постановления по вновь открывшимся обстоятельствам, каковым считает приговор от 16.04.2012 года Советского районного суда города Омска, вступивший в законную силу, которым установлено, что решение от 16.04.2003 года Омского коммерческого третейского суда незаконно вынесено на основании сфальсифицированных документов. При этом суд кассационной инстанции, принимая постановление от 19.01.2005 года, исходил из того, что решением от 16.04.2003 года Омского коммерческого третейского суда признано право собственности ООО «ЧОП «Солидарность-С» на нежилые помещения и гараж и признании права собственности на указанное имущество.

ФАС Западно-Сибирского округа посчитал данные вновь открывшиеся обстоятельства существенными для рассмотрения дела и влияющими на законность и обоснованность ранее вынесенного постановления суда.

Пример 3. Арбитражное дело № А40-56034/10-47-482

В обоснование заявления ЗАО «Группа Предприятий Статус» сослалось на то, что 30.05.2012 года вступил в законную силу приговор Таганского районного суда города Москвы, в соответствии с которым Гулевич Н.М., подписавшая договор последующей ипотеки от 25.08.2008 года, признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. Данным приговором Таганского районного суда города Москвы установлено, что генеральным директором ЗАО «ГП Статус» Гулевич Н.М. были осуществлены незаконные мероприятия, направленные на отчуждение принадлежащего ЗАО «ГП Статус» недвижимого имущества без надлежащего уведомления НОМОС-БАНК (ОАО) и согласования данных сделок с единственным акционером ЗАО «ГП Статус» — ООО «ТРЕН», обременение имущества общества залогом по обязательствам подконтрольных Гулевич Н.М. компаний, что сделало невозможным погашение долга ЗАО «ГП Статус» перед НОМОС-БАНК (ОАО). Указанные факты, по мнению заявителя, квалифицируют договор о последующей ипотеке от 25.08.2008 года как недействительную сделку в силу ст. 169 ГК РФ.

Рассматривая данное заявление ФАС Московского округа указал, что судом апелляционной инстанции правильно установлено, что обстоятельства, установленные приговором суда касаются хищения денежных средств у НОМОС-БАНК (ОАО), который и является потерпевшим по уголовному делу, а не ЗАО «Группа Предприятий Статус»; состоявшейся приговор дал лишь юридическую оценку действиям Гулевич Н.М., не содержит оценки недействительности договора о последующей ипотеке и не говорит о его ничтожности.

Установление судом общей юрисдикции преступного умысла названного лица, злоупотребившего своими полномочиями, является основанием для предъявления соответствующего требования к нему о возмещении убытков и нельзя отождествлять действия физического лица, совершившего преступление и являющегося одновременно органом юридического лица, с действиями самого юридического лица.

Привлечение к уголовной ответственности физического лица (бывшего руководителя юридического лица) не является основанием для освобождения юридического лица от обязанности, вытекающей из договора.

Приведенные в заявлении основания не относятся к вновь открывшимся обстоятельствам, перечисленным в ст. 311 АПК РФ, перечень которых является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

© VVCL

Поделиться:

Оставить комментарий

*

Комментариев нет